Сделать стартовой  |   Добавить в избранное  |   Вернуться назад  |   RSS  |   Группа ВКонтакте
 

TNA Lockdown 2014




WWE Elimination Chamber 2014




ROH 12th Anniversary Show




NJPW The New Beginning 2014




ROH Final Battle 2013




NJPW World Tag League 2013



WrestlingHavoc.RU >> Перевод книг >> Книга Харли Рейса – Глава 3


Здравствуйте любители рестлинга. Продолжаем выкладывать перевод книги Харли Рейса – Король Ринга, сегодня третья глава.





ТРАГЕДИЯ “ОБРЫВАЮЩАЯ КАРЬЕРУ”



“У меня было преимущество над другими рестлерами; Я был рестлером во втором поколении. У Харли этого не было. Поверьте, это было даже хорошо, потому что промоутеры по всей стране знали моего отца. Совсем другое дело добиваться всего самому. Харли действительно прошел школу тяжелых испытаний. Благодаря этому он стал великим исполнителем. Во многом он был одарен природой: природный талант, чертовски жесткий нрав, которым ты и должен обладать в этом бизнесе”
- Терри Фанк


Первым моим партнером в дороге стал человек, который, даже сидя на диете, мог бы перевесить Андре Гиганта, если бы они сидели на детских качелях. Вильям Кобб был практически мифическим существом, вес которого чуть ли не всю его карьеру составлял 700 фунтов (около 318 килограмм – прим. Перевод.). Был период, когда он весил все 1000 фунтов. Он выступал под именем Счастливчик Хамфри.

Хамфри дебютировал в рестлинге в 1959 году, проведя 28 минутный матч с медведем. Я встретил Хамфри в 1960 году в Сент-Джезеффе, нас познакомил Гус. Моей задачей было возить его от территории к территории. За эту работу мне платили пять долларов в день, плюс оплачивали комнату и питание. Кроме того я регулярно боролся с Хамфри, за что мне платили ещё 25 за матч. Иногда я подрабатывал судьей, получая все те же 25 долларов.

Хамфри собирал большие залы на свои матчи. Все хотели посмотреть на этого невероятных размеров борца, который крайне редко проигрывал. В ту пору для меня он был мегазвездой, и я был рад возможности путешествовать с ним. Кроме того он был очень добрым человеком, и мы великолепно ладили.

Я боролся с Хамфри чаще, чем мне бы того хотелось. Не поймите меня неправильно, но представьте: много ли можно сделать на ринге с человеком который весит 700 фунтов, а то и больше? На самом деле так как Хамфри мне доверял, он даже разрешал делать некоторые вещи, которые запрещал другим рестлерам – вещи вроде хэдлок тейковера (бросок через бедро). В основном все мои действия на ринге были направлены на то, чтобы Хамфри смотрелся как Супермен. Я захватывал его руку, после чего он отталкивал меня так, что я отлетал на другой край ринга. Благодаря этому я начал лучше понимать как селлить бампы, другими словами - правильно реагировать на приемы которые мне проводили. Зачастую играть и не приходилось, так как было действительно больно. Иногда я начинал бороться с Хамфри, а чуть позже на ринг выходил главный хил территории и говорил: “А ну стой! Я хочу бороться с ним, тебе все равно его не победить”. Чаще всего такие матчи заканчивались дисквалификацией, после того как хил нарушал правила.

Я возил Хамфри в Понтиаке 1951 года, который был сделан специально для него. Двери были перевешаны, и открывались спереди назад. Также была усиленна подвеска. Сам я этого не видел, но слышал истории, как промоутеры возили Хамфри на фабрики, чтобы взвесить его на промышленных весах, так как простые его не выдерживали. Зато я видел его в костюме для дня рождения, это тоже было интересным зрелищем. Ещё одной проблемой связанной с его размерами было то, что он не мог помыться в обычном душе. А так как я ездил с ним в одной машине, то быстро осознал: нужно придумать какой-то способ регулярно его мыть. В итоге вот что я придумал и что делал не один раз: он голышом ложился на газон, я поливал его жидким мылом, растирал шваброй и смывал всё из садового шланга. Надеюсь, не многим прохожим доводилось наблюдать этот странный ритуал помывки. Сложно даже представить, что приходило на ум тем, кто все же это видел.

Из-за его размеров с Хамфри было тяжело бороться. Но он был одним из добрейших людей, которых мне доводилось знать. Он был большим весельчаком. Хамфри обожал детей, особенно если те были его фанатами. Он был одним из редких рестлеров той эпохи, который не жалел времени на общение с фанатами, раздавая автографы всем кто просил. Единственное что его расстраивало, это когда его спрашивали о весе.

Огромные размеры Хамфри были вызваны расстройством гипофиза. До нашей встречи он делал операцию, чтобы убрать около 100 фунтов жира, но потом быстро набрал их снова. В 1962 году, после нашего тура, он оказался прикован к постели и обратился за помощью в Медицинскую школу штата Джорджии. Он стал объектом множества тестов и потерял 630 фунтов с помощью жесткой диеты. После этого он покинул рестлинг и прожил до 1989 года.

Когда у меня были матчи недалеко от дома, мать и отец приходили посмотреть и поддержать меня. К тому времени отец уже не смеялся над моей мечтой быть рестлером. Даже наоборот, его отношение изменилось на 180 градусов – он стал моим фанатом номер один.

К сожалению, несколько раз это вызывало определенные проблемы.

Во время матча в Сент-Джозефе, незадолго до того как я встретил Хамфри, соперник затаптывал меня, лежавшего на ринге. И вдруг краем глаза я заметил крайне озабоченное выражение на лице судьи. Он смотрел то в зал, то на меня.

Подойдя ко мне, он прошептал: “Твой отец пытается забраться на ринг”.

В это время отец был уже практически у ринга. Он был не очень крупным, всего 1 метр 73 см, но был решительно настроен спасти меня от избиения и травм, которые как он думал, я могу получить.

Охрана отстала, но стремительно нагоняла его. Поэтому мне пришлось выкатиться с ринга и схватить отца до того, как это сделает охрана. Я быстро отвел его от ринга и сказал: “Я не могу следить за тобой и заниматься своим делом одновременно. Поверь, я знаю, что делаю. Дай мне бороться спокойно”.

Ситуацию усугубляло то, что он вмешивался в мой матч уже второй раз. Поэтому после шоу состоялся серьезный разговор отца с сыном, только в этот раз я был в роли «отца».

“Такое не может продолжаться. Либо ты должен научиться контролировать себя, либо тебе не стоит ходить на мои матчи”.

Отец был полностью убежден, что мы с соперником готовы убить друг друга на ринге, и боялся за жизнь и здоровье своего сына. Я сказал ему, что могу позаботиться о себе. Я не мог ему сказать, что я и мой соперник, по сути, в одной команде и наша цель не калечить друг друга, а развлекать зрителя. В те времена посвящать кого-то в тайны бизнеса было строжайше запрещено. Поэтому я не мог этого рассказать никому, даже своим родителям.

В какой-то степени такая реакция моего отца была комплиментом. Это значило, что мы с соперником работали достаточно убедительно, чтобы как минимум один человек поверил в реальность происходящего.

К 1961 году я уже зарабатывал на жизнь рестлингом и наслаждался каждой минутой. Хамфри и я выступали и путешествовали вместе практически год. Базировались мы в Нэшвилле, но я часто ездил на северо-запад Миссури, чтобы встречаться с девушкой, в которую я влюбился. У нас с ней всё складывалось как нельзя лучше, я ещё не подозревал, что вскоре моя жизнь быстро пойдет под откос.

Вивиан Джонс и я не ходили в одну школу, но знали друг друга с раннего детства. Очень привлекательная, она была старше меня на пять лет. Её семья жила в Гилфорде, в тридцати минутах езды от Сент-Джозефа. Она вышла замуж за моего знакомого, жившего в Меривиле. Однажды, когда Вивиан была беременна Тоней, вторым своим ребенком, её муж был убит в жесточайшей потасовке в баре. Вивиан и я стали встречаться чуть меньше чем через год после этих событий. А ещё через пару лет – 26 ноября 1961, мы поженились в Кливленде.

В рождественскую ночь мы ехали из Кларинды от моих родителей к её родителям в Гилфорд. Накануне выпал 43 сантиметровый слой снега, и дорога, по которой мы ехали, была снова открыта после очистки в тот же день. Приблизительно в 12:15 26 декабря навстречу друг другу ехала наша машина и трейлер, перевозивший яйца. Все это происходило где-то между Меривилем и Вилкоксом на шоссе 71. Никто из нас не видел друг друга, так как мы ехали вверх по холму с разных сторон. На вершине холма дорога обледенела. Водитель трейлера перестроился на нашу полосу, чтобы объехать лед, а потом резко вывернул обратно, в последней отчаянной попытке избежать столкновения. Но было слишком поздно. Трейлер сложился вдвое, и кабина с кузовом протаранили нас на полном ходу, откинув машину на 80 футов.

Меня и Вивиан объявили мертвыми прямо на месте. Мой пульс не прощупывался. Только после того как я проявил признаки жизни в скорой, медики поняли, что я ещё жив. Я пришел в сознание в клинике Меревиля пару дней спустя. Когда я спросил у доктора, находившегося в палате, что с моей женой, тот ответил: “С какой женой? У вас её нет”. Я понимаю, что этот сукин сын сказал это только из-за невнимательности, но ему повезло, что я не мог подняться с кровати. В противном случае у меня не было бы и доктора.

Её похоронили в тот же день. Мне об этом не сказали, так как я и сам ещё боролся за свою жизнь. Позже мне сказали, что она умерла мгновенно. Мы были женаты всего месяц, и она ждала нашего первого ребенка.

Убитый горем от потери, я вскоре узнал о своих собственных поврежденьях. Основной урон был нанесен моей правой ноге, и доктора готовились ампутировать её.

В это же время, Гус приехал проведать моих родителей и узнать о моём состоянии. Когда он услышал, что они собираются ампутировать мою ногу, он немедленно отправился в больницу, чтобы уговорить докторов отправить меня к специалисту по травмам костей в Сент-Джозеф, чтобы узнать его мнение. “Поверьте, они смогут с такой же легкостью отрезать её и там, давайте попробуем спасти ногу”, сказал он докторам в Меревиле. Они согласились и отправили меня к доктору Джобе Калоски, который в попытке спасти мою ногу, провел операцию 1 января. Операция оказалась успешной. 7 января он восстановил мою руку, а ещё через три дня - удалил фрагменты стекла и металла из моей черепушки.

Эта авария нанесла мне огромный вред, как физический, так и моральный. Две металлические пластины 12 штифтов были вставлены, чтобы держать мое разбитое предплечье. А в колене у меня было четыре металлических винта.

Позже мне назначили компенсацию в 35000 долларов, которые мне должны были выплатить после того как мне исполнится 21 год. После того, как над моим делом поработали два адвоката, на руки я получил только 10000. Никто не удосужился мне объяснить куда же делись остальные деньги. Но судиться с адвокатами из-за этих денег я не собирался, так как оба они были друзьями Гуса.

Вскоре после аварии доктор Калоски, стоя у моей кровати, с горечью заявил, что вероятнее всего я никогда не смогу ходить, и что моя карьера в рестлинге определенно закончена. Но уже тогда я был упрям и решителен, восприняв это заявление как вызов. Я сказал ему: “Я пришлю вам билет в первый ряд на свой первый матч после аварии”.

Моё восстановление заняло двадцать один долгий месяц. Поначалу я жил у своих родителей в Кларинде. Первые восемнадцать месяцев я носил скобы на ногах, а следующие три месяца восстанавливался без них.

По сей день мне тяжело вспоминать о той аварии и восстановлении после неё. Я старался забыть детали этой трагедии. Я знал, что мне нужно полностью сконцентрироваться на восстановлении, чтобы легче пережить потерю жены. К тому же, я хотел доказать доктору, что он был не прав – и как можно скорее вернуться на ринг. Несмотря на то, что это случилось на раннем этапе моей карьеры, я не собирался сдаваться так легко, так как рестлинг все ещё был моей мечтой.

Моё возвращение на ринг состоялось в конце 1962 года на северо-западе Миссури. Сдержав обещание, я послал билет в первый ряд для доктора Калоски. Он пришел на шоу поддержать меня.

В школе у меня был друг по имени Дэнни Карр. Через пару лет после моей аварии его брат отправился воевать во Вьетнам. После возвращения из «поездки чести» он осел на северо-западе Миссури, женился, у него родился ребенок. Но потом он решил отправиться во Вьетнам во второй раз – живым он не вернулся.

В середине 60-ых я получил повестку, как и многие другие молодые люди моего возраста. Но когда я сообщил о своем физическом состоянии, им хватило одного взгляда на мою ногу, чтобы отправить меня домой. Если бы мне сказали идти и воевать за свою страну – я бы не отказался. Но при этом не могу сказать, что горел желанием отправиться во Вьетнам. Я не был согласен со многими вещами, связанными с той войной. Чем дольше она затягивалась, тем отчетливей я понимал: если мы отправляемся на такую войну, то нужно сначала разработать план для быстрой и безоговорочной победы. На самом деле мы были не готовы к той войне, с каждым днем всё больше и больше парней моего возраста не возвращались домой. Когда я узнал, что Дэвид погиб там, первое что я подумал: если бы не божья воля на его месте запросто мог бы оказаться я. Так что если и было что-то положительное в той аварии, так это то, что она уберегла меня от поездки во Вьетнам.

Слава богу, мои проблемы в то время не требовали уворачиваться от пуль в чужой стране. Одной из главных проблем, которые я пытался решить, было мое стремление освободить себя от череды обмана, которую я вызвал, подделав свои водительские права. Мне исполнилось 21 в 1964, поэтому я больше не нуждался в фальшивом удостоверении личности ни для того чтобы водить машину, ни для того чтобы покупать выпивку. Поэтому я и хотел все прояснить: я родился в 1943 году, а не в 1942, как это говорилось в моих документах.

Проблема состояла в том, что для начала мне нужно было признаться, что я не только много лет врал о своём возрасте, но и совершил преступление. Я взял свои водительские права в школу, где с помощью печатной машинки изменил «3» на «2».

Мои родители и я разговаривали со множеством местных и штатских чиновников. Сначала они не верили, что все их записи были не верны. Затем, когда они все же поверили – они обвиняли меня в нарушении закона и говорили, что я сам виноват в этой ошибке и что мне изначально не следовало подделывать свой возраст. Наконец, мои родители взяли свидетельство о моем рождении из Меревильского роддома, чтобы раз и навсегда прояснить ситуацию с моим возрастом, после чего были внесены все необходимые исправления. Весь этот процесс занял больше года. В связи с тем, что я был в дороге, мои родители взяли на себя обязательства пройти через все инстанции и разобраться со всей бюрократической волокитой, чтобы все исправления были внесены. К тому времени как все было сделано, мои родители были чертовски злы на меня, и на это были причины.



Автор перевода: SWObi, под редакцией - Simply_Amazing'a.

Обсудить книгу на форуме

Продолжение следует.

[20/10/12 12:06] - SWObi / версия для печати
#1 Пресс 20/10/12 - 20:25
С удовольствием прочитал. Ребята, спасибо за перевод!

Имя

e-mail





Внимание! Чтобы добавить комментарий у Вас должно быть разрешено использование JavaScript. Если комментарий все равно не добавляется уберите (добавьте) из адресной строки www.
Последнее на сайте

Эксклюзивное интервью с Виктором Зангиевым

[30/04/17 14:13] - SB

Результаты НФР «Опасная Зона» №104
Краткие результаты Чемпионата НФР «Опасная Зона» №104 - Уничтожение, который прошел 22 апреля 2017 года в Центре Культуры и Искусства «Авангард».
[24/04/17 00:02] - SB

Результаты NSW "Ультиматум" 2017
Результаты NSW "Ультиматум" 2017
[16/04/17 13:04] - SB

WWE Superstar Shakeup - обмен талантами
WWE Superstar Shakeup - обмен талантами
[12/04/17 12:59] - SB

НФР: "Опасная Зона" №104!
НФР: "Опасная Зона" №104!
[06/04/17 21:42] - SB

Новости TNA
Новости TNA
[06/04/17 21:00] - SB

WWE WrestleMania 33

[03/04/17 07:46] - COOL'pin

Дрю МакИнтайр вернулся в WWE
Дрю МакИнтайр вернулся в WWE
[02/04/17 21:38] - SB

Краткие результаты NXT TakeOver: Orlando
Краткие результаты NXT TakeOver: Orlando
[02/04/17 21:23] - SB

Результаты НФР «Опасная Зона» №103
Результаты НФР «Опасная Зона» №103
[29/03/17 22:17] - SB

Мэтт Харди защитил свои права, Джефф Джарретт налаживает связи
Мэтт Харди защитил свои права, Джефф Джарретт налаживает связи
[29/03/17 22:13] - SB

Чемпион Impact Wrestling примет участие в шоу NSW Ультиматум
Чемпион Impact Wrestling примет участие в шоу NSW Ультиматум
[24/03/17 14:05] - SB

 
© Copyright 2002 - 2014, WrestlingHavoc. Информация о правах